August 26th, 2013

Аль-Хасан ибн Мохаммед аль-Вазан (Лев Африканец)

                                                                                                                                                                        Аль-Хасан ибн Мохаммед аль-Вазан (Лев Африканец)

(1492 - ок. 1552)
Арабский путешественник. В качестве посланника властителя Марокко побывал в Северной Африке, а также на Нигере, в Судане, Томбукту и Борну. Описание Африки, сделанное им по поручению папы Льва X во время европейского пленения, вплоть до XIX века было основным источником сведений о Северной Африке.
Путешествия и открытия XV века вызывали в Европе все больший интерес к далеким землям, волновали королевские дворы, папский престол, купцов и мореплавателей. Вместе с тем к началу XVI века внимание к Африканскому континенту ослабло; гораздо больше разговоров было о разведанном португальцами морском пути в Индию и дальше на восток, а в особенности о новооткрытой Америке. Но именно в это время в распоряжение европейцев поступили не вполне обычные сведения об Африке, сыгравшие большую роль в дальнейшем изучении этого материка. Речь идет о фундаментальном. "Описании Африки", принадлежащем перу Льва Африканца - последнего крупного представителя арабской географии на грани средневековья

null

и нового времени.
Автор знаменитого "Описания Африки" родился в Гренаде в конце XV века. После падения этого последнего оплота мавританского владычества в Испании родители будущего путешественника - знатные и богатые люди - эмигрировали в Марокко. Молодой человек получил образование в Фесском университете - одном из крупнейших научных центров тогдашнего мусульманского мира. Университет этот питался соками не одной только арабской культуры. Фесские ученые были почетными гостями в Западном Судане, а преподаватели университета в Санкоре (Томбукту) в свою очередь читали лекции в Фесе. Таким образом, автор "Описания Африки" имел возможность знакомиться и с достижениями высокой культуры суданцев, в дальнейшем уничтоженной завоевателями. Вполне вероятно, что еще в годы учения он получил этим путем различные сведения о внутренних районах Африки.
Фес был, кстати, не только политическим и культурным, но и торговым центром. Купцы этого города были посредниками между Южной Европой и Северной Африкой, с одной стороны, и Африкой к югу от Сахары, с другой. Общение с этими бывалыми людьми еще больше расширило географический кругозор Льва Африканца, как его впоследствии прозвали в Европе.
Любовь к путешествиям проявилась у него довольно рано. Закончив учебу, он отправился в странствия по странам Магриба в качестве юриста и нотариуса, иногда занимался торговлей. Султан Марокко давал ему и дипломатические поручения.
Французский ученый Мони, изучавший маршруты Льва Африканца, выделяет следующие его путешествия:
1. Из Феса в Константинополь и на Ближний Восток (1507-1508).
2. Первое путешествие в Томбукту (зима 1509/10 или 1510/11), во время которого Лев Африканец участвовал в марокканской дипломатической миссии ко двору сонгайского аскии (царя) Мухаммеда. К этому времени главенство в Западном Судане завоевало государство Сонгай, столицей которого был город Гао на Нигере, а культурным центром оставался Томбукту. Именно в Томбукту находился в то время двор аскии.
3. Второе путешествие в Томбукту, а оттуда в Египет мимо озера Чад (середина 1512 - начало 1514).
Последняя экспедиция имела наибольшее значение для науки. Арабские купцы и до Льва Африканца бывали в стране Хауса (нынешняя Северная Нигерия), в государствах Борну и Гаога, расположенных в районе озера Чад. Однако Лев Африканский - первый, кто составил описание этих мест. Как полагает Мони, в Сиджилмасе, где он провел шесть месяцев 1512 года, он установил контакт с купцами, участвовавшими в торговле между Марокко, Суданом и Египтом. В это время купцы осваивали новый путь, который вел из Уалаты в Египет через район озера Чад. Дорога через Триполитанию и Феццан, которой пользовались в средние века те, кто ехал из Западного Судана в Египет, пришла в запустение столетием раньше из-за арабских разбойников, действовавших на побережье; морской же путь, соединявший Магриб с Египтом, стал слишком опасен из-за нападений христианских корсаров, которые базировались на Родосе и в Сицилии.
В Томбукту путешественник прибыл, видимо, в конце января 1513 года, потратив около двадцати пяти дней на переход из Сиджилмасы в Тегазу и двадцать дней - из Тегазы в город на Нигере.
Новая дорога на Египет начиналась в Уалате, куда Льву Африканскому пришлось, видимо, отправиться из Томбукту. Там он мог присоединиться к купеческому каравану, направлявшемуся в Каир через страну Хауса, незадолго до этого завоеванную царем Сонгаи.
Достигнув Гао (очевидно, по суше, а не по Нигеру), он отправился в царство Борну - возможно, через Агадес и Кано.
Следуя по берегу озера Чад, путешественник пересек царство Борну и соседнее - Гаога. Из столицы - Яо - караван направился в Дарфур. Оттуда сорок дней прямого пути до Асьюта в Египте, но Лев Африканец сделал крюк, чтобы побывать в Донголе.
По предположениям Мони, путешественник достиг Каира в начале 1514 года и в Александрии сел на купеческое судно, направлявшееся в Марокко. В этом случае он вернулся в Фее в феврале - марте 1514 года.
4. Второе путешествие из Феса в Константинополь и оттуда в Египет и на Аравийский полуостров.
Это путешествие сыграло решающую роль в биографии Льва Африканца: возвращаясь на родину после выполнения очередного дипломатического поручения, очевидно в 1518 году, он был захвачен сицилийскими пиратами на переходе между Триполи и Тунисом.
Молодого путешественника могла постигнуть страшная участь галерного раба. Однако пленивший его пират сообразил, что в этом качестве ученый араб ему большой выгоды не принесет, и разрешил пленнику сохранить свои записки. Затем он доставил его в Рим и как особенную диковинку преподнес вместе с редкостным животным - жирафой - в дар папе Льву X. Глава католической церкви не видел ничего предосудительного в рабстве и работорговле, но, на счастье пленного араба, продолжал традиции своего отца Лоренцо Медичи Великолепного и покровительствовал наукам и искусству. Он благосклонно отнесся к широко образованному пленному "мавру" и предоставил ему возможность преподавать в Италии арабский язык и одновременно писать воспоминания о своих путешествиях. В своих сочинениях он называл себя по-арабски Иуханна аль-Асад аль-Гарнати.
Уроженец Гренады свободно владел испанским языком, и папа быстро распознал в нем человека, способного поведать Европе о почти неизвестных тогда странах Африки.
Предварительно аль-Вазану пришлось перейти в христианство; при крещении ему дали имя Джованни Леоне. Отсюда и его прозвище: Лев Африканец (Леоне по-итальянски лев).
Новообращенному были созданы все условия для литературной деятельности. Он в совершенстве овладел итальянским и латинским языками и к 1526 году закончил итальянский вариант своего труда "История и описание Африки и достойных внимания предметов, в ней заключающихся". В 1550 году рукопись впервые увидела свет. К этому времени папы Льва X уже давно не было в живых, Льву Африканцу же удалось вернуться в Магриб, где он снова принял прежнюю веру. Умер он в Тунисе около 1552 года.
В эпоху великих географических открытий читающую публику нелегко было удивить описанием неведомых стран и далеких земель. Однако труд Льва Африканского очень быстро приобрел большую популярность. Уже в 1556 году книга была переведена на французский и латинский, около 1600 года - на английский, а затем на ряд других западноевропейских языков.
"Влияние Льва Африканского на европейскую науку было колоссально, - пишет известный арабист академик И. Ю. Крачковский, - Начиная со второй половины XVI века, почти в течение трех столетий каждый писатель и ученый, касающийся каких-нибудь вопросов, связанных с Африкой, неминуемо к нему обращается. Оценка, даваемая ими, неизменно оставалась высокой".
"Описание Африки" - труд энциклопедический. Автор отводит много места истории и экономике виденных им стран, быту и нравам населяющих их народов, но, прежде всего - он географ.
Описание провинций, городов и гор Марокко составило лишь одну из девяти книг труда Льва Африканца, вторую по порядку. Первая повествует об Африке в целом и расселении племен. Третья посвящена специально Фесу - столице тогдашнего Марокко, четвертая - Тлемсену, пятая - Биджае и Тунису, шестая - Триполитании, седьмая - государствам Судана, восьмая - Египту, девятая дает краткую характеристику рек, животных, рыб, птиц, минералов и растений Африканского материка.
Материал для своего труда Лев Африканец черпал не только из собственной памяти, но, по-видимому, и из имевшихся у него под рукой литературных источников (очевидно, на латинском языке), был он в курсе и новейших открытий португальских мореходов. Отсюда наблюдающееся в его сочинении тесное переплетение данных арабской и европейской географии.
Некоторые авторы ставили под сомнение добросовестность Льва Африканца, утверждали даже, что он побывал далеко не во всех странах, которые описал. Однако такие утверждения оборачиваются против тех, кто с ними выступал.
Один из крупнейших специалистов по исторической географии, редактор французского издания "Описания Африки" Шефер пишет во введении к этому труду: "Детали, приводимые Львом Африканским о Магрибе, отличаются скрупулезной точностью. Новейшие наблюдения подтвердили справедливость даже тех его утверждений, которые, казалось, должны были вызывать сомнения".                                                           http://fotki.yandex.ru/users/svistuno-sergej/view/626790/?page=1                                                   http://fotki.yandex.ru/users/svistuno-sergej/view/623387/?page=0       

Июнь, утро, на лодке

17 июня 2009, Июнь 2009, 2009 год, лето, вода, лодочный поход, Азовское море, Кубань, утро, в море, берег, вода, туризм

Удивительное рядом...

Дорогая передача! Во субботу чуть не плача,
Вся Канатчикова Дача к телевизору рвалась.
Вместо, чтоб поесть, помыться

null

, уколоться и забыться,
Вся безумная больница у экрана собралась.

Говорил, ломая руки, краснобай и баламут
Про бессилие науки перед тайною Бермуд.
Все мозги разбил на части, все извилины заплел,
И канатчиковы власти колят нам второй укол.

Уважаемый редактор! Может лучше про реактор,
Про любимый лунный трактор? Ведь нельзя же, год подряд
То тарелками пугают, дескать, подлые, летают,
То у вас собаки лают, то руины говорят.

Мы кое в чем поднаторели - мы тарелки бьем весь год,
Мы на них уже собаку съели, если повар нам не врет.
А медикаментов груды - мы в унитаз, кто не дурак,
Вот это жизнь! И вдруг Бермуды. Вот те раз, нельзя же так!

Мы не сделали скандала - нам вождя недоставало.
Настоящих буйных мало - вот и нету вожаков.
Но на происки и бредни сети есть у нас и бредни,
И не испортят нам обедни злые происки врагов!

Это их худые черти бермутят воду во пруду,
Это все придумал Черчилль в восемнадцатом году.
Мы про взрывы, про пожары сочиняли ноту ТАСС,
Тут примчались санитары и зафиксировали нас.

Тех, кто был особо боек, прикрутили к спинкам коек,
Бился в пене параноик, как ведьмак на шабаше:
"Развяжите полотенцы, иноверы, изуверцы,
Нам бермуторно на сердце и бермутно на душе!"

Сорок душ посменно воют, раскалились добела.
Вот как сильно беспокоят треугольные дела!
Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был,
И тогда главврач Маргулис телевизор запретил.

Вон он, змей, в окне маячит, за спиною штепсель прячет.
Подал знак кому-то, значит, фельдшер, вырви провода.
И нам осталось уколоться и упасть на дно колодца,
И там пропасть на дне колодца, как в Бермудах, навсегда.

Ну а завтра спросят дети, навещая нас с утра:
"Папы, что сказали эти кандидаты в доктора?"
Мы ответим нашим чадам правду, им не все равно:
Удивительное рядом, но оно запрещено!

А вон дантист-надомник Рудик,у него приемник "Грюндиг",
Он его ночами крутит, ловит, контра, ФРГ.
Он там был купцом по шмуткам и подвинулся рассудком,
А к нам попал в волненьи жутком,
С растревоженным желудком и с номерочком на ноге.

Он прибежал, взволнован крайне, и сообщеньем нас потряс,
Будто наш научный лайнер в треугольнике погряз.
Сгинул, топливо истратив, весь распался на куски,
Но двух безумных наших братьев подобрали рыбаки.

Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме.
Их вчера в стеклянной призме к нам в больницу привезли.
И один из них, механик, рассказал, сбежав от нянек,
Что Бермудский многогранник - незакрытый пуп Земли.

"Что там было, как ты спасся?"- Каждый лез и приставал.
Но механик только трясся и чинарики стрелял.
Он то плакал, то смеялся, то щетинился, как еж.
Он над нами издевался. Ну сумасшедший, что возьмешь!

Взвился бывший алкоголик, матерщинник и крамольник,
Говорит: "Надо выпить треугольник. На троих его, даешь!"
Разошелся, так и сыплет: "Треугольник будет выпит.
Будь он параллелепипед, будь он круг, едрена вошь!"

Пусть безумная идея, не решайте сгоряча!
Отвечайте нам скорее через доку-главврача.
С уваженьем. Дата, подпись... Отвечайте нам, а то,
Если вы не отзоветесь мы напишем в "Спортлото".                                                                                                                                                                            В, ВЫСОЦКИЙ,                                                                                                                                                                                                                                             Письмо в редакцию телепередачи "Очевидное невероятное" из Канатчиковой дачи

Люди, зачем вы едете отдыхать на помойки !

Так и хочется крикнуть - " Люди, зачем вы едете отдыхать на помойки ! ", ибо, где есть приемлимый, приличный уголок Природы, доступный для автомобиля и пикника, через некоторое колличество посещений "любителей природы", он превращается в помойку...