January 6th, 2013

Утопленница. 1867г. Василий Перов

Живопись, Картины, Репродукции,О художниках, О картинах, Василий Перов, .............. ..... -- Вы, выходит, художник?
Неожиданная и странная беседа влекла Мусоргского.
-- Зачем художник, я мастер. А мастерство, верно, тонкое. Тут надо косточку живую не упустить, отгадать в башмачке атласном сплав особливый...
Верхний жилец с уважением к своему ремеслу (так простолюдины всегда говорят о ремеслах и знаниях) растолковывал Мусоргскому, чем итальянский балетный башмак лучше французского и чем всех их лучше его, русский.
К утру они стали друзьями, и Мусоргский, провожая мастера Илью Васильевича, шутливо сказал:
-- Да вы мне настоящее утешение, посланное свыше, и тема: победа духов света над шабашем духов тьмы...
Но мастер Селиванов, кажется, не понял. А дня через два Мусоргский, к рассвету, когда уже заперли "Яр", шел с Петербургской стороны Петровским парком.
Он был в расстегнутой потрепанной шинельке, на его тонких башмаках полопалась кожа, он не замечал теперь ни себя, ни своей жизни, потому что вся его жизнь стала ожиданием неминуемой, неотвратимой встречи с Анной.
Предутренний ветер рябил Неву. С деревьев капало, голые ветви скрипели. Тысячи холодных звуков дождя наполняли воздух.
Он шагал, не замечая, по лужам. Утренняя дрожь пронимала его. У Тучкова моста на откосе сидел на перевернутой шлюпке речной сторож, жестокоусый старый солдат в кепи и в накинутой шинели, курил носогрейку. Мусоргский рассеянно посмотрел на него сверху, с моста, и прошел на Васильевский.
А за шлюпкой, по которой текли струйки утреннего пара, на мокрой земле у самой воды лежала утопленница. Ее и сторожил солдат.
Тело с ночи покачивалось у откоса, водой то относило его, то прибивало снова, покуда тихо не повело на песок.
Это была Анна Манфред. Ее можно было узнать по грубым, жестким башмакам, набухшим от воды.
Она покоилась в страшной и великолепной красоте смерти. Темное платье, полное воды, легло на песок, как складки одежд богини Никеи, волосы от воды потемнели, одна рука, посиневшая, была вытянута вдоль тела, а другая поджата под рваный оренбургский платок в песке и в тине, завязанный узлом на груди. ...... (Бедная любовь Мусоргского. Лукаш Иван Созонтович. Париж, 1936г)                                                                                   

(no subject)

Из прошлого до нас доходит информация о людях значительных и замечательных, и то не о всех... Многие люди проживают жизнь как трава - вырос, пожелтел, рассыпался... и опять вырастает трава... А то что до нас доходит о людях из прошлого, это уже не о людях, а о их образах... Есть слова, а за ними представления - Пушкин, Сократ, Нерон, Шаляпин, Микеланджело, Высоцкий, Колумб, Марк Аврелий... Образы можно перекраивать, перестраивать и использовать... А можно сначала сделать образ, а потом его оживить