sergei_1956 (sergei_1956) wrote,
sergei_1956
sergei_1956

...друзей моих прекрасные черты...

И я познаю мудрость и печаль,свой тайный смысл доверят мне предметы.Природа, прислонясь к моим плечам,объявит свои детские секреты.        

По улице моей который год

звучат шаги...

                                                                                                                                                                                                            Даруй мне тишь твоих библиотек,


твоих концертов строгие мотивы,

и - мудрая - я позабуду тех,Ахмадулина Белла Ахатовна — поэтесса, писательница, переводчица; лауреат Государственной премии России за 2004 год в области литературы и искусства.jpg

кто умерли или доселе живы.

ПО УЛИЦЕ МОЕЙ КОТОРЫЙ ГОД... SAM_7968.jpg            ...Дай стать на цыпочки в твоем лесу,


на том конце замедленного жеста

найти листву, и поднести к лицу,

и ощутить сиротство, как блаженство.


***





***



***



***



БАБОЧКА

                Антонине Чернышевой



День октября шестнадцатый столь тёпел,

жара в окне так приторно желта,

что бабочка, усопшая меж стекол,

смерть прервала для краткого житья.



Не страшно ли, не скушно ли? Не зря ли

очнулась ты от участи сестер,

жаднейшая до бренных лакомств яви

средь прочих шоколадниц и сластён?



Из мертвой хватки, из загробной дрёмы

ты рвешься так, что, слух острее будь,

пришлось бы мне, как на аэродроме,

глаза прикрыть и голову пригнуть.



Перстам неотпускающим, незримым

отдав щепотку боли и пыльцы,

пари, предавшись помыслам орлиным,

сверкай и нежься, гибни и прости.



Умру иль нет, но прежде изнурю я

свечу и лоб: пусть выдумают — как

благословлю я xищность жизнелюбья

с добычей жизни в меркнущих зрачках.



Пора! В окне горит огонь-затворник.

Усугубилась складка меж бровей.

Пишу: октябрь, шестнадцатое, вторник —

и Воскресенье бабочки моей.


1979



***



БОГ

За то, что девочка Настасья

добро чужое стерегла,

босая бегала в ненастье

за водкою для старика,-



ей полагался бог красивый

в чертоге, солнцем залитом,

щеголеватый, справедливый,

в старинном платье золотом.



Но посреди хмельной икоты,

среди убожества всего

две почерневшие иконы

не походили на него.



За это вдруг расцвел цикорий,

порозовели жемчуга,

и раздалось, как хор церковный,

простое имя жениха.



Он разом вырос у забора,

поднес ей желтый медальон

и так вполне сошел за бога

в своем величье молодом.



И в сердце было свято-свято

от той гармошки гулевой,

от вин, от сладкогласья свата

и от рубашки голубой.



А он уже глядел обманно,

платочек газовый снимал

и у соседнего амбара

ей плечи слабые сминал...



А Настя волос причесала,

взяла платок за два конца,

а Настя пела, причитала,

держала руки у лица.



"Ах, что со мной ты понаделал,

какой беды понатворил!

Зачем ты в прошлый понедельник

мне белый розан подарил?



Ах, верба, верба, моя верба,

не вянь ты, верба, погоди!

Куда девалась моя вера -

остался крестик на груди".



А дождик солнышком сменялся,

и не случалось ничего,

и бог над девочкой смеялся,

и вовсе не было его.



1967.



***  

поэзия, Белла Ахмадулина, стихи, КОТОРЫЙ ГОД, Звучат шаги, ПО УЛИЦЕ МОЕЙ, друзей моих прекрасные черты

***



***



                   Я ВАС ЛЮБЛЮ, КРАСАВИЦЫ СТОЛЕТИЙ...

Я вас люблю, красавицы столетий,

за ваш небрежный выпорх из дверей,

за право жить, вдыхая жизнь соцветий

и на плечи накинув смерть зверей.



Еще за то, что, стиснув створки сердца,

клад бытия не отдавал моллюск,

отдать и вынуть — вот простое средство

быть в жемчуге при свете бальных люстр.



Как будто мало ямба и хорея

ушло на ваши души и тела,

на каторге чужой любви старея,

о, сколько я стихов перевела!



Капризы ваши, шеи, губы, щеки,

смесь чудную коварства и проказ —

я все воспела, мы теперь в расчете,

последний раз благословляю вас!



Кто знал меня, тот знает, кто нимало

не знал — поверит, что я жизнь мою,

всю напролет, навытяжку стояла

пред женщиной, да и теперь стою.



Не время ли присесть, заплакать, с места

не двинуться? Невмочь мне, говорю,

быть тем, что есть, и вожаком семейства,

вобравшего зверье и детвору.



Довольно мне чудовищем бесполым

быть, другом, братом, сводником, сестрой,

то враждовать, то нежничать с глаголом,

пред тем, как стать травою и сосной.



Машинки, взятой в ателье проката,

подстрочников и прочего труда

я не хочу! Я делаюсь богата,

неграмотна, пригожа и горда.



Я выбираю, поступясь талантом,

стать оборотнем с розовым зонтом,

с кисейным бантом и под ручку с франтом.

А что есть ямб — знать не хочу о том!



Лукавь, мой франт, опутывай, не мешкай!

Я скрою от незрячести твоей,

какой повадкой и какой усмешкой

владею я — я друг моих друзей.



Красавицы, ах, это все неправда!

Я знаю вас — вы верите словам.

Неужто я покину вас на франта?

Он и в подруги не годится вам.



Люблю, когда, ступая, как летая,

проноситесь, смеясь и лепеча.

Суть женственности вечно золотая

всех, кто поэт, священная свеча.



Обзавестись бы вашими правами,

чтоб стать, как вы, и в этом преуспеть!

Но кто, как я, сумеет встать пред вами?

Но кто, как я, посмеет вас воспеть?

1973



***



БЕЛЛА АХМАДУЛИНА



Белла Ахмадулина



***



***   Цветы росли ... SDC15325.JPG



ЦВЕТЫ

Цветы росли в оранжерее.

Их охраняли потолки.

Их корни сытые жирели

и были лепестки тонки.



Им подсыпали горький калий

и множество других солей,

чтоб глаз анютин желто-карий

смотрел круглей и веселей.



Цветы росли в оранжерее.

Им дали света и земли

не потому, что их жалели

или надолго берегли.



Их дарят празднично на память,

но мне - мне страшно их судьбы,

ведь никогда им так не пахнуть,

как это делают сады.



Им на губах не оставаться,

им не раскачивать шмеля,

им никогда не догадаться,

что значит мокрая земля.


1956



***



ТАК И ЖИВЕМ — НАПРАСНО МАЯСЬ...

Так и живем — напрасно маясь,

в случайный веруя навет.

Какая маленькая малость

нас может разлучить навек.



Так просто вычислить, прикинуть,

что без тебя мне нет житья.

Мне надо бы к тебе приникнуть.

Иначе поступаю я.



Припав на жесткое сиденье,

сижу в косыночке простой

и направляюсь на съеденье

той темной стнанции пустой.



Иду вдоль белого кладбища,

оглядываюсь на кресты.

Звучат печально и комично

шаги мои средь темноты.



О, снизойди ко мне, разбойник,

присвистни в эту тишину.

Я удивленно, как ребенок,

в глаза недобрые взгляну.



Зачем я здесь, зачем ступаю

на темную тропу в лесу?

Вину какую искупаю

и наказание несу?



О, как мне надо возродиться

из этой тьмы и пустоты.

О, как мне надо возвратиться

туда, где ты, туда, где ты.



Так просто станет все и цельно,

когда ты скажешь мне слова

и тяжело и драгоценно

ко мне склонится голова.


1960-1961



***





***



СТРОКА



...Дорога не скажу куда... Анна Ахматова    



Пластинки глупенькое чудо,

проигрыватель - вздор какой,

и слышно, как невесть откуда,

из недр стесненных, из-под спуда

корней, сопревших трав и хвой,

где закипает перегной,

вздымая пар до небосвода,

нет, глубже мыслимых глубин,

из пекла, где пекут рубин

и начинается природа,-

исторгнут, близится, и вот

донесся бас земли и вод,

которым молвлено протяжно,

как будто вовсе без труда,

так легкомысленно, так важно:

"...Дорога не скажу куда..."

Меж нами так не говорят,

нет у людей такого знанья,

ни вымыслом, ни наугад

тому не подыскать названья,

что мы, в невежестве своем,

строкой бессмертной назовем.



1998.



***



Нас цвет оранжевый так тянет,так нам проходу не дает.Ему поддавшись, тело таети телом быть перестает. СНЕГУРОЧКА

Что так Снегурочку тянуло

к тому высокому огню?

Уж лучше б в речке утонула,

попала под ноги коню.



Но голубым своим подолом

вспорхнула - ноженьки видны -

и нет ее. Она подобна

глотку оттаявшей воды.



Как чисто с воздухом смешалась,

и кончилась ее пора.

Играть с огнем - вот наша шалость

вот наша древняя игра.



Нас цвет оранжевый так тянет,

так нам проходу не дает.

Ему поддавшись, тело тает

и телом быть перестает.



Но пуще мы огонь раскурим

и вовлечем его в игру,

и снова мы собой рискуем

и доверяемся костру.



Вот наш удел еще невидим,

в дыму еще неразличим.

То ль из него живыми выйдем,

то ль навсегда сольемся с ним.


1958Вы Снегурочку встречали?



***



***



                   СЛОВО

«Претерпевая медленную юность,

впадаю я то в дерзость, то в угрюмость,

пишу стихи, мне говорят: порви!

А вы так просто говорите слово,

вас любит ямб, и жизнь к вам благосклонна»,—

так написал мне мальчик из Перми.



В чужих потемках выключатель шаря,

хозяевам вслепую спать мешая,

о воздух спотыкаясь, как о пень,

стыдясь своей громоздкой неудачи,

над каждой книгой обмирая в плаче,

я вспомнила про мальчика и Пермь.



И впрямь — в Перми живет ребенок странный,

владеющий высокой и пространной,

невнятной речью. И когда горит

огонь созвездий, принятых над Пермью,

озябшим горлом, не способным к пенью,

ребенок этот слово говорит.



Как говорит ребенок! Неужели

во мне иль в ком-то, в неживом ущелье

гортани, погруженной в темноту,

была такая чистота проема,

чтоб уместить во всей красе объема

всезнающего слова полноту?



О нет, во мне — то всхлип, то хрип, и снова

насущный шум, занявший место слова

там, в легких, где теснятся дым и тень,

и шее не хватает мощи бычьей,

чтобы дыханья суетный обычай

вершить было не трудно и не лень.



Звук немоты, железный и корявый,

терзает горло ссадиной кровавой,

заговорю — и обагрю платок.

В безмолвии, как в землю, погребенной,

мне странно знать, что есть в Перми ребенок,

который слово выговорить мог.


1965                    



Ахмадулина Белла Ахатовна — поэтесса, писательница, переводчица; лауреат Государственной премии России за 2004 год в области литературы и искусства.jpg  

Звучат шаги

***                                                                                                                                                                                                                       АВГУСТ

Так щедро август звёзды расточал.

Он так бездумно приступал к владенью,

и обращались лица ростовчан

и всех южан - навстречу их паденью.



Я добрую благодарю судьбу.

Так падали мне на плечи созвездья,

как падают в заброшенном саду

сирени неопрятные соцветья.



Подолгу наблюдали мы закат,

соседей наших клавиши сердили,

к старинному роялю музыкант

склонял свои печальные седины.



Мы были звуки музыки одной.

О, можно было инструмент расстроить,

но твоего созвучия со мной

нельзя было нарушить и расторгнуть.



В ту осень так горели маяки,

так недалёко звёзды пролегали,

бульварами шагали моряки,

и девушки в косынках пробегали.



Всё то же там паденье звёзд и зной,

всё так же побережье неизменно.

Лишь выпали из музыки одной

две ноты, взятые одновременно.


1958                      



***

ПО УЛИЦЕ МОЕЙ КОТОРЫЙ ГОД...

По улице моей который год

звучат шаги - мои друзья уходят.

Друзей моих медлительный уход

той темноте за окнами угоден.



Запущены моих друзей дела,

нет в их домах ни музыки, ни пенья,

и лишь, как прежде, девочки Дега

голубенькие оправляют перья.



Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх

вас, беззащитных, среди этой ночи.

К предательству таинственная страсть,

друзья мои, туманит ваши очи.



О одиночество, как твой характер крут!

Посверкивая циркулем железным,

как холодно ты замыкаешь круг,

не внемля увереньям бесполезным.



Так призови меня и награди!

Твой баловень, обласканный тобою,

утешусь, прислонясь к твоей груди,

умоюсь твоей стужей голубою.



Дай стать на цыпочки в твоем лесу,

на том конце замедленного жеста

найти листву, и поднести к лицу,

и ощутить сиротство, как блаженство.



Даруй мне тишь твоих библиотек,

твоих концертов строгие мотивы,

и - мудрая - я позабуду тех,

кто умерли или доселе живы.



И я познаю мудрость и печаль,

свой тайный смысл доверят мне предметы.

Природа, прислонясь к моим плечам,

объявит свои детские секреты.



И вот тогда - из слез, из темноты,

из бедного невежества былого

друзей моих прекрасные черты

появятся и растворятся снова.



1959



Белла Ахмадулина.


***

***           В горах. На Кавказе.jpg            

Опять в природе перемена,



окраска зелени груба,



( Читать дальше... )

***
Tags: Стихи, фото из интернета
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments